Анонс интервью:

LOUNGE LIFE: Интервью Второе с Глебом Деевым

News image

1.      Происхождение lounge? Я вообще не культуролог..

Диск-интервью «100th Window»

News image

Почему работа над этим альбомом длилась так долго? После того как мы завершили тур «Mezzanine», группа ок...

Топ-альбомы:

Scuba – Aesaunic EP

News image

Новая EP от замечательного и очень талантливого Пола Роуза (в дабстеп компании известен, как Scuba) получила...

TOKiMONSTA

News image

Jennifer Lee, скрывающаяся за этим псевдонимом обладает двумя качествами: 1) бесит своими просьбами удалять ...

Авторизация



Главная Интервью с исполнителями Леонид Сендерский: «Всё делать по максимуму»


Леонид Сендерский: «Всё делать по максимуму»
Исполнители - Интервью

леонид сендерский: «всё делать по максимуму»

Думаю, Вы со мной согласитесь, что Петербург — больше консервативный город. Жизнь в таком городе обязывает сначала ознакомиться с историей, изучить классические образцы, а потом уже оригинальничать.

Леонид Сендерский родился и вырос в Петербурге. Лет пять-шесть назад он появился на джазовой сцене. Тогда ему было восемнадцать, и он играл на саксофоне, а ещё писал музыку, которую в проекте «Fresh» выставлял на суд слушателей.

«Fresh» привлекал внимание. Чем? То ли свежестью, то ли оригинальностью, то ли органичностью? А скорее гармоничным сочетанием классики, индивидуального и современного.

— Лёня, как ты, питерский мальчик, в свои восемнадцать лет осмелился представлять собственную музыку?

— Это возраст. Кто-то в таком возрасте пишет стихи, я стал писать музыку. Музыка была моим самовыражением. Хотелось донести её до слушателей. К тому же я не люблю бросать что-либо на полпути, стараюсь всё делать максимально хорошо. Да, у меня бывало ощущение, что я иду каким-то другим путём. С одной стороны мне было тяжелее, но с другой — мне это льстило. Я не смотрел на музыку только как джазовый музыкант, я хотел быть шире. Я хотел быть просто музыкантом.

— А что для тебя музыка?

— Знаешь, когда я учился в Дании, то много думал (смеётся). У меня было много свободного времени и мало тех, с кем я мог говорить по-русски. По-английски я говорил, но недостаточно хорошо, поэтому больше думал и записывал себе какие-то выражения. Тогда я записал, что музыка — это голос моего сердца.

— О как!

— Да, звучит пафосно... (смущённо улыбается).

— Из первоначального состава «Fresh» остался только ты. Инструменты не поменялись, поменялись люди. Почему сегодня с тобой играют именно эти музыканты?

— До поездки в Данию я пробовал и часто прислушивался к мнению других, но вернувшись почувствовал, как во мне что-то оформилось. Мне захотелось другого звучания — более мягкого, пластичного, современного, поэтому появились Андрей Половко (саксофон), Саша Алексеев (клавишные), Саша Бесчастных (контрабас), Алексей Денисов (ударные).

Группа — это же как блюдо, а композитор — повар. Ты вроде бы представляешь, что хочешь приготовить, но ещё нужно правильно подобрать компоненты. И порой это гораздо важнее, чем технический уровень музыкантов. Эрик Трюффа — великолепный повар! Майлc Дэвис — просто гений! Он знал, кого и в какой момент брать, не боялся что-либо поменять, а ведь что-то поменять иногда означает поссориться с музыкантом.

Сейчас я слушаю музыканта и представляю то, как бы он звучал в моей группе. Конечно, работают такие моменты, что с кем-то мне проще договориться, и я знаю, что этот человек меня не подведёт. Ещё стараюсь сотрудничать с теми, с кем могу расти сам. По-моему, сегодня всё совпадает, и главное: я знаю, что ребятам нравится играть мою музыку.

— А Ольга? Необычно слышать в джазовом ансамбле академический вокал.

— С Олей меня познакомил Володя Черницын. Позже я услышал, как она поёт, и меня это вдохновило. Я написал музыку, мы записали диск. Вскоре я уехал в Данию, Оля туда приезжала — на гастроли. Мы встречались, наши отношения развивались — и развились до брака.

Оля учится в консерватории и занимается академическим вокалом. Она очень необычна для той среды, потому что наравне с классической музыкой хорошо знает джаз, в особенности вокальный. Также знает колоссальное количество саундтреков и т. д.

— Почему она у тебя мало поёт?

— Потому что «Fresh» — это не ансамбль Ольги и Леонида Сендерских. Оля — это краска. Да потом она не всегда может. В ближайшее время я в Олином концерте буду исполнять Рахманинова. Надо сказать, что меня сейчас раздирает между стилями и направлениями.

— Ну, ты же повар — тебе всё нужно попробовать.

— Да, но в то же время я не могу не играть джаз. Он держит меня в форме.

— Расскажи о том, как ты стал музыкантом.

— В четыре года меня отдали в музыкальную школу. Я учился на подготовительном отделении и был не особо сообразительным мальчиком: пел, интонировал, но не понимал, чего от меня хотят, с трудом запоминал названия, короче, был отстающим, и меня это раздражало. Помню, как бил молотком по фортепиано. После этого меня перестали водить в музыкальную школу и отдали в хор при синагоге. В хоре я пел хорошо, правда, не столько пел, сколько орал, зато орал лучше всех и был солистом. Мне это нравилось. Затем голос мутировал.

В хоре со мной пел мальчик. Сам он учился играть на скрипке, а его отец — И. Я. Свердлов — преподавал саксофон в той самой школе...

— ...где ты обижал пианино?

— Не-е, пианино я обижал дома, а в школу — да, ту самую, — папа похлопотал, и меня приняли. Я учился как «классический» саксофонист, проявлял успехи, а 1995-м году даже занял первое место в конкурсе молодых исполнителей на фестивале им. Е. А. Мравинского.

Позже Игорь Яковлевич отвёл меня к Геннадию Гольштейну, у которого я прозанимался год, а затем поступил в музыкальное училище им. Мусоргского. Поскольку до этого я был «классическим» саксофонистом, то по сути мне пришлось переучиваться.

Я играл в оркестре «Саксофоны Петербурга», конечно же, в джаз-клубе «Квадрат». В «Квадрате» я вырос как музыкант. Принимал участие в «Осеннем марафоне» у Давида Голощёкина. Как лауреат конкурса получил право выступать в Филармонии джазовой музыки — в составе группы «Take Five» играл джазовые стандарты. На третьем курсе организовал «Fresh».

Кстати, известно, что Гольштейн — человек довольно строгих взглядов, и его авторитет пугает до сих пор, но Геннадий Львович на меня не давил, а скорее поддерживал мои творческие начинания. Он никогда не говорил: «Что это за ерунда!», мог сказать: «Мне это не нравится» или «Мне это нравится», но не говорил: «Не делай этого». Уже это было для меня поощрением.

— Мне нравится композиция «Корни»...

— Я тоже её люблю.

— Как она возникла?

— Я написал её в Дании. Корни очевидны. А связана она с состоянием некоторого одиночества, которое я там испытывал. Также связана с осознанием того, кто я. В Дании иногда я чувствовал себя больше евреем, чем русским. Повлияло и то, что мой педагог — Марк Бернштайн — много занимается современной джазово-еврейской музыкой. Впрочем, еврейскую традицию я впитывал с детства, и она проходит через всё мое творчество, хочу я этого или нет. Правда, и я стараюсь не терять этого ощущения, и именно музыка помогает мне его находить.

— Я так понимаю, что Дания стала для тебя неким рубежом.

— Дания стала моей армией. Кто-то уходил в армию, а я уехал в Данию.

— Ты получил стипендию на обучение.

— Да, я получил стипендию на годичное обучение в Западно-Ютландской Консерватории в Дании. Прослушивание проходило в «JFC».

Тогда многие наши музыканты скептически относились к обучению в Дании, ведь единственным критерием была Америка. А что такое Дания? Что такое датский джаз? Но оказалось, что и в Дании есть немало хороших джазовых музыкантов, да и многие американцы живут там. К примеру, мой преподаватель — Марк Бернштайн — американец. Он учился в Беркли, теперь живёт в Дании, курирует джазовое отделение в консерватории по образу и подобию того же Беркли. Я рад, что учился в Европе. Мне кажется, что там в настоящее время больше интересного происходит.

— Ты ведь был и в Америке?

— Да, в 2004-м году по программе «Открытый мир». Во время этой поездки я познакомился с московским вибрафонистом Анатолием Текучёвым. Мы с ним довольно часто играем.

— Ты принимал участие в фестивале JazzQ 2006 в составе «Mixture». С этими ребятами ты учился в консерватории?

— Да, мы вместе учились в консерватории, потом записали диск, и благодаря этой записи смогли принять участие в фестивале. Мне не хотелось бы терять этот проект. Я надеюсь, что в следующем году «Mixture» примет участие в Копенгагенскоим джазовом фестивале.

— В Дании ты подружился с пианистом Мортеном Пупером. Вы записали диск, и Мортен неоднократно приезжал сюда...

— Мортен стал моим другом. Для меня друзья те, кто понимают меня в музыке. Мортен Пупер — мой самый лучший друг. Может быть, словами нам и не всегда удаётся правильно объясниться друг с другом, зато в музыке мы достигаем космического понимания.

— Так получается, что на каждый период творчества у тебя есть музыкальная иллюстрация — диск. Я знаю, что готовится к выходу новая работа, которую я назвала бы так: «Fresh после Дании». Что там?

— В этот диск мы вложили многое — старались всё сделать по максимуму. В новом году диск появится в продаже, и Вы его услышите.


 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афиша и события:

Шаин Новрасли и проект «Вечный путь»

News image

Шаина Новрасли называют восходящей звездой мирового джаза... За короткое время Шаин сумел настолько глубоко постигнуть суть джаз...

Earth, Wind & Fire Experience feat. Bill Champlin

News image

Bill Champlin из группы Chicago и Earth, Wind & Fire Experience при участии Al McKay Им поклоняются! Их боготворят даже в...

Фестиваль Le Jazz

News image

Фестиваль LeJazz, безусловно, самый романтичный проект агентства «АртМания». Каждый год запах мимозы, лёгкое чувство влюблённост...

The Wailers

News image

8 февраля в ГлавClubе легендарная ямайская рэгги-группа The Wailers (группа великого Bob Marlеy) празднует 30-летие выхода своег...

Cesaria Evora

News image

Рояль, гавайская гитара, аккордеон, скрипки, кларнет... и мелодичные баллады на креольском в исполнении босоногой дивы

Gary Bartz в Москве

News image

25 апреля в рамках абонемента «Игорь Бутман представляет» в Светлановском зале Московского международного Дома музыки выступает ...

московская служба дезинфекции

Chillout альбомы:

News image

Al Tourettes & Appleblim – Lipsmacker EP

Чем еще заняться владельцу успешного лейбла, который за последний год нагреб денег огромной совковой лопатой и теперь решил поэк...

News image

Four Tet / Mala – Nothing To See / Don’t Le Me Go

Лейбл Soul Jazz решил тихонечко всех потроллить, активно используя слово FUTURE™ для своих нынешних и будущих релизов. В сентябр...

Релизы альбомов: