Анонс интервью:

Эрик Трюффа: «Я должен играть музыку»

News image

Во время концерта ко мне подошла незнакомая женщина и спросила: «А что это за стиль музыки?» «Стиль?» — озад...

Лера Гехнер: «Именно эта роль мне стопроцентно подходит

News image

Любой джазмен скажет: джаз играть недостаточно, его нужно чувствовать. Нужно чувствовать каждый звук, за ним...

Топ-альбомы:

Drop the Lime – Sex Sax

News image

Разрешите представить вашему вниманию очень занимательный и дорогой релиз. Почему дорогой? Да потому что он ...

Good Karma

News image

Лейбл «Легкие» и ресторан «ГОА» представляют RESTAURANT GOA /MOSCOW/ PRESENT Лейбл «Легкие» и клуб «ГО...

Авторизация



Главная Интервью с исполнителями Диск-интервью «Mezzanine»


Диск-интервью «Mezzanine»
Исполнители - Интервью

диск-интервью «mezzanine»

Пионеры трип-хопа из британского города Бристоля, которые перевернули мир музыки своим дебютным альбомом «Blue Lines» в 1991 году и завершили этот переворот в 1994-м второй работой «Protection», выпускают 20 апреля 1998 года свой третий альбом, который получил название «Mezzanine». Этому безусловно значительному событию в мире музыки и посвящено следующее интервью участников группы, с которой вы могли познакомиться в «Музыкальной газете» № 12/98. Итак, перед вами Дэдди Джи, 3Д и Машрум.

Джо Уайли: Что появилось раньше — название или сам альбом?

3Д: И то, и другое. Мы давным-давно назвали одну из композиций «Mezzanine». Правда, она много раз сильно изменялась в течение последних шести месяцев. Мы ее где-то пять раз делали заново, после того как забрасывали в очередной раз, но, тем не менее, альбом стал принимать какие-то очертания, прежде чем название показалось нам подходящим.

Джо Уайли: Что означает название альбома (Mezzanine — антресоли; полуэтаж. — Прим. пер.)?

3Д: Это своего рода промежуточное место: оно не на втором этаже и не на первом, а где-то между ними, своего рода ощущение неуверенности в том, сейчас вчера или сегодня.

Джо Уайли: Какие названия еще рассматривались, если такие были?

3Д: В течение некоторого времени мы собирались назвать альбом «Damaged Goods» («Поврежденные вещи». — Прим. пер.) только из-за того, что это название старой песни Gang Of Four, которая нам нравится. Казалось, что это позволит осуществить некоторые идеи об усилении контраста между отдельными инструментами, например, живыми и противопоставленными им запрограммированными компьютерными, чтобы достигнуть динамики при противопоставлении чего-то очень постоянного, компьютерного и чего-то намного менее регулярного. В результате создается напряжение и ощущение того, что обе части не полны и не совсем правильны. Именно этого мы и хотели достигнуть; мы не хотели, чтобы музыка была слишком совершенной. Именно к этому мы пришли, в конце концов, что показалось нам слишком очевидным, чтобы называть альбом так.

Джо Уайли: Где проходила запись альбома?

Дэдди Джи: В Бристоле, где мы и живем.

Джо Уайли: Сколько времени это заняло?

Дэдди Джи: Около полутора лет, даже два года.

Джо Уайли: Насколько я знаю, небольшая часть материала была написана в Корнуолле...

3Д: Да, небольшая часть была написана там. Помимо этого, часть была написана во время концертного турне. В Корнуолле мы работали, потому что хотели вырваться на некоторое время из студии, — нам там было не совсем приятно находиться, потому что мы усовершенствовали ее и поставили много нового компьютерного оборудования — «Cubase Audio» и «Pro Tools». У нас было с ним много проблем, и нашему продюсеру Нилу зачастую приходилось из-за этого терпеть наше недовольство. В результате нельзя было пойти в студию и начать записывать какую-нибудь композицию — через два дня ты выйдешь оттуда расстроенный и ни с чем. И в Корнуэлл мы отправились во многом из-за этого — мы устали от помещения студии, друг от друга, так что нам надо было сменить обстановку.

Джо Уайли: Повлияли ли неприятности, связанные с технологией, на звучание альбома?

3Д: Ну, конечно, бывают неприятности, но, по-моему, это часть процесса. Понимаете, песня может начаться с идеи, с нескольких идей, возможно, на листке бумаги, с текста, того, что вы хотите сделать с какой-то частью композиции, ударными на ней, аранжировкой, но она начинается с чего-то, что уже есть. Оно противопоставлено тому, что вы ожидаете услышать. И именно это вам нужно перенести в музыку, перенести ваши идеи через всю эту аппаратуру. Не всегда удается получить в результате именно то, что хочешь, получить то, что нужно.

Джо Уайли: Должно быть, вам трудно быть естественными?..

3Д: Естественность была в процессе. Большей частью написание композиции начиналось просто с петли или ударных, очень простой идеи с басами, клавишами или чего-нибудь еще. Затем мы начинали совместно импровизировать. Для этого мы звали Анджело Брускини, который играет на гитаре с нами несколько лет, и Энди Гангэдином, нашего барабанщика, ставили микрофон и клавиши, а затем играли четыре или пять часов. Ну, знаете, ночь напролет, как обычный джем-сейшен, наверное, напивались или как там угодно. Затем мы неделю внимательно изучали запись, находили интересные моменты и делали композиции. Это и было естественной частью записи — игра «вживую».

Джо Уайли: Так сколько времени вы провели в Корнуолле и что там происходило? У вас наладились отношения?

Дэдди Джи: Много пили. Я думаю, что при этом у нас были самые хорошие отношения со времени начала работы над альбомом.

Джо Уайли: Расскажите о песне «Black Milk». Кто ее поет?

Дэдди Джи: Мы записали ее с Лиз Фрэйзер. Эта песня явилась результатом того, что мы отправились в Корнуолл, чтобы отдохнуть друг от друга.

3Д: Я тогда не был в Корнуолле — мы ездили туда по очереди и я отправился на следующей неделе.

Джо Уайли: Было ли это сознательным решением? Вы на самом деле не могли поладить друг с другом и вам нужен был перерыв?

Дэдди Джи: Да. У всех нас сильный характер, мы действительно очень независимые. Все дело в том, что мы уже достаточно долго работаем вместе. У нас есть различия в музыкальных вкусах, бывают разногласия в личном плане, но это только верхушка айсберга. Люди раздувают тот факт, что мы ездили в Корнуолл, в действительности же мы просто отдыхали от студии, и «Black Milk», и слова к «Group 4» стали результатом этого.

Джо Уайли: А кто вообще пишет песни?

Дэдди Джи: О, это сложный вопрос.

3Д: Ну, с каждой композицией бывает по-разному. Мы часто сидим в студии, и у каждого есть свой набор идей. Некоторое время мы проводим по отдельности, развивая каждый свои идеи, до тех пор, пока не остается три из четырех идей, которые потом появляются в качестве композиций, песен. Затем к работе привлекаются люди со стороны, они что-то добавляют, убирают или оставляют так, как есть. В Massive Attack так было всегда. Все думали, что у них есть заранее установленная роль и мы таким образом работали вместе, как, например, в обычных группах есть ударник, бас-гитарист, гитарист, вокалист. Вместе с тем мы очень самостоятельные, мы не приходим в группу с одинаковыми идеями, каждый предлагает свою. Каждому из нас по силам выпускать собственные композиции.

Джо Уайли: Что именно каждый из вас предлагает?

Дэдди Джи: Ну, я до сих пор работаю в качестве диджея. Я экспериментирую со своими вертушками, чтобы добавить идею или изменить направление композиции, ну хоть самую малость.

Джо Уайли: Вы убеждены в том, что ваши идеи полностью правильны?..

Дэдди Джи: Абсолютно, да.

Машрум: Мы все трое такие. Я делаю то же самое, что и Джи, просто я могу больше работать с аппаратурой: с драм-машинами, клавишными, могу и за компьютером посидеть.

3Д: Я просто сажусь в студии с нашим сопродюсером Нилом и смотрю, что может получиться из этих идей. Иногда я добавляю семплы или ударные или просто сажусь там и пишу что-то на «Ql 70». Это небольшой секвенсер, но на нем можно попытаться создать все настроение песни, даже без текста. Тем не менее результат может быть ничуть не хуже.

Джо Уайли: Насколько важен текст песни, ее содержание и какую роль играет атмосфера, создаваемая музыкой?

3Д: Важно и то и другое. Вне зависимости от того, эта композиция с вокалом или без, она должна увести вас в небольшое путешествие.

Джо Уайли: Вы сказали, что «Group 4» тоже была написана в Корнуолле. Расскажите, о чем она?

3Д: Она о ночном стороже... О пребывании в Корнуолле и о том, как там было. Она скорее даже об ощущениях, которые испытываешь, когда работаешь по ночам или посменно, когда тебе не приходится больше ни с кем общаться. Никаких друзей, никаких подруг, ты хозяин своей территории, куда никто больше не может ступить. Единственное, за чем нужно смотреть, — это часы. И все. Когда Лиз начала работать над песней, она подошла к ней немного с другой стороны, но столь же искренне. Мне кажется, что смешивание всех идей вместе достаточно сильно смущает, но вместе с тем имеет несколько оперный характер...

Джо Уайли: Вы имеете в виду Лиз Фрэйзер из Cocteau Twins?

3Д: Да. Это почти последняя композиция альбома. Она самая длинная — почти восемь с половиной минут. Ну, вообще-то она последняя, но после нее есть еще своеобразный эпилог — инструментальный фрагмент из «Exchange», на которой поет Хорэс Энди. Это своего рода реприза, но в качестве завершающего фрагмента имеет несколько оперный характер.

Джо Уайли: Очевидно, что для вас это был достаточно сложный альбом. Было ли тяжелее его записывать, чем что-либо до этого?

Дэдди Джи: Мне кажется, что это самая тяжелая запись из всех, которые мы делали как Massive Attack. Усложняло работу то, что между нами достаточно долго были плохие отношения во время записи.

Джо Уайли: А до того, как вы начали работу над альбомом?

Дэдди Джи: Ну, вообще-то, если честно, то так, по-моему, было все последние пятнадцать лет (смеется).

Джо Уайли: То есть на протяжении всего времени, что вы знаете друг друга?..

Дэдди Джи: Да, то хорошие, то плохие. Мы тогда назывались Wild Bunch.

Джо Уайли: С какого рода проблемами вы сталкивались? Это были проблемы во взаимоотношениях и недовольство музыкой, которую вы делали, или ощущение того, что вы стареете, и вообще того, что вы переживали как личности?

Дэдди Джи: Мне кажется, что скорее, это связано с тем, что мы давно вместе. Но все равно мы классные.

3Д: Вообще это связано с работой в музыкальном бизнесе. Хоть это и странно, но она дает возможность сохранять ощущение вечного детства. Ну, знаете, мы по-своему впадаем в детство. Мы весьма эгоистичны, слишком много думаем о своих незначительных проблемах, но все еще настолько же сильно захватываемся новым, как тогда, когда мы были детьми или подростками. Мне кажется, что иногда это полезно в рамках творчества, в плане того, что люди вокруг тебя растут, различной скорости этого процесса и того, что на самом деле происходит в окружающем мире вообще. Тяжело иметь отношение к людям и тяжело поддерживать взаимоотношения, когда ты себя так чувствуешь. И я думаю, что между нами это нормально, когда мы в турне или веселимся за пределами студии. Но если ты в студии и тебе приходится иметь дело с другими на эмоциональном уровне — это сложно, потому что тяжело быть самим собой, когда ты проводишь большую часть времени, им не являясь. Именно с этого начинается столкновение интересов и становится нелегко ладить друг с другом.

Джо Уайли: Не случилось ли так, что в один прекрасный момент вам внезапно нужно было стать серьезнее и работать единым коллективом? Например, вам нужно было отправляться в турне, выпускать альбом. Не усложнили ли все эти обстоятельства?

Дэдди Джи: Такое с нами было раньше. Все это было как естественная эволюция. Сейчас мы находимся на этом этапе, мы пытаемся улучшить наши концертные выступления, но во время этого преобразования студийного материала в концертный создается большое давление. Когда мы выпустили «Blue Lines» (Первый альбом группы, 1991 год. — прим. пер.), мы не хотели куда-нибудь уехать на отдых и давать концерты, но люди хотят видеть какой-то образ группы, видеть, что заставляет группу работать и так далее. И поэтому приходится подчиняться этому.

Джо Уайли: Когда вы поняли, что вам придется это сделать, вас это не взбесило?

Дэдди Джи: Ну, не совсем, потому что это было великолепно, что ли, представлять на сцене материал, записанный на «Blue Lines» и «Protection». Это было волнующим преобразованием для нас и пошло только на пользу. Мы очень сильно полюбили это.

3Д: Знаете, было на самом деле тяжело, потому что мы как бы переопределились. Нам казалось, что все хотели, чтобы мы были студийной группой. Все, что мы делали как Wild Bunch, осталось далекими воспоминаниями, так что исполнение песен на концерте означало, что нам придется заново понять, как это делается. У нас было несколько концертов, где мы выступили действительно плохо, мы сделали много ошибок, но мы должны были их сделать для того, чтобы достигнуть того, что мы можем сейчас. Я не думаю, что кто-либо из нас жалеет о том, что мы дали какой-либо из концертов, потому что это является составной частью того, что мы думаем сейчас. Потому что мы знаем, что мы не можем исполнять то, что на альбомах, а мы исполняли, или мы не можем исполнять песни так, как они записаны. Мне кажется, мы готовы к тому, чтобы фактически заново делать песни в концертном исполнении, даже переписывать их заново, использовать другие инструменты. И это привлекает нас и пугает, потому что люди услышат это совсем в другом виде, но для нас действительно важно это сделать именно так. Мы, конечно же, не собираемся брать с собой в турне Шару, Трейси и Трики, этого не случится, это нереально. Мы просто хотим сделать каждое концертное выступление событием, чтобы во время концерта можно было услышать то, что на альбоме, и в то же время услышать что-то абсолютно новое. Это заставляет нас работать.

Джо Уайли: Есть ли у вас постоянное желание делать что-то с кем-то другим, не из Massive Attack? Насколько это важно для вас и вашей музыки?

Дэдди Джи: Это важно для дальнейшего развития нашей музыки и подхода к ней с различных сторон. Но всегда получается так, что мы определяемся с вокалистом в последний момент. Так, например, мы подумали: не пригласить ли нам Лиз поработать с нами? К счастью, Лиз только переехала в Бристоль, так что все было достаточно просто. Когда же мы пригласили ее поработать с нами шесть лет назад, она вежливо отклонила наше предложение.

Джо Уайли: Каково было с ней работать?

3Д: Лиз очень... ее голос такой... такой воздушный. Я ненавижу слово «неземной», потому что ее голос не такой. Он волшебный, прекрасный.

Джо Уайли: Должно быть, было очень приятно работать с ней, вживую слышать ее пение...

3Д: Да, она очень открытый человек. Всегда есть какая-то опасность, что две идеи вместе не сработают. Именно поэтому, я думаю, это для нее было интересно. Мы не сидели там, полные уверенности в себе, никто ей не говорил: мы хотим, чтобы ты вот что сделала. Это была совместная работа, мы не были уверены в том, что получится в результате. В этом и заключалась суть — это было для нас исследованием чего-то нового. Что бы мы ни делали сами — рэповые треки, все что угодно, — все становилось несколько затруднительным, неопределенным в том, к чему это все придет. А работать с Лиз одно наслаждение — забавная, бурлящая, открытая и естественная, что ли. Она весьма стеснительная — не позволяла нам всем быть в помещении, когда что-то записывала. Она оставалась в комнате с Нилом, мы ставили луп фрагмента музыки, например, «Teardrop» на шестнадцать аккордов или там как угодно еще. Затем Лиз записывала импровизации, а мы позже возвращались в комнату и думали, как нам из этого сделать песню, но это само по себе уже было смешно.

Джо Уайли: Когда вы, завершив запись альбома, впервые послушали его полностью уже как единое целое?

3Д: Мы переделывали его два раза подряд. Сегодня я послушал две песни у кого-то на «CD-Уокмэне» и не уверен, что мы смогли закончить его. Все как-то не совсем правильно, и расположение песен не совсем правильное.

Джо Уайли: У вас всегда было такое чувство?

3Д: У каждого из нас есть свое мнение относительно того, что является окончательным продуктом, но на самом деле нет реального предела, так что рано или поздно надо ставить завершающую точку.

Джо Уайли: А кто вообще решает этот вопрос?

3Д: Наш менеджер. Он говорит, что на следующей неделе последний срок, на следующей неделе альбом должен быть закончен. Если бы это было не так, то мы бы никогда и не закончили его запись.

Дэдди Джи: Потом, когда оглядываешься на сделанное, хорошо, что находишь ошибки на альбоме, потому что это делает его чуть более реальным.

3Д: Мне кажется, что на самом деле совершенства достигнуть нельзя. Слушаешь песню по радио или так где-то несколько лет спустя, и если она звучит действительно хорошо, создается впечатление, что это не твоя музыка — чья-то другая. Это сюрреалистично... Будто ты уже все отдал и больше не чувствуешь, что ты имеешь к этому отношение. Лично я чувствую в большей степени свое отношение к вещам, которые мне до сих пор не нравятся.

Джо Уайли: Я где-то прочитал о том, что во время записи «Mezzanine» откуда-то появились Библии. Расскажите, это правда?

3Д: Я тогда там не был.

Дэдди Джи: Просто кто-то нам прислал странную квадратную коробку 2×2 фута (приблизительно 60 на 60 сантиметров) с Библиями и вложенным туда письмом, в котором говорилось: «Прочитайте их — и в вашей жизни наступит просвещение».

3Д: Студия называлась Christchurch, и она принадлежала церкви, но я не думаю, что это была взятка или что-либо еще. Может, они хотели, чтобы мы вложили деньги между страниц и отослали коробку обратно.

Джо Уайли: Вас это не взбесило? Ведь это, должно быть, странно?

Дэдди Джи: Я думаю, что разозлился бы, если бы это пришло лично кому-то из нас домой.

Джо Уайли: Что вы сделали с книжками?

3Д: Я не знаю, они, похоже, просто исчезли.

Дэдди Джи: Я из них крутил самокрутки. Я вырывал эти великолепные тоненькие странички, и они так хорошо крутились, особенно псалмы. Псалмы хорошо курятся.

Джо Уайли: Какую музыку вы слушали во время записи этого альбома? Что вас сейчас вдохновляет? Ведь раньше вы говорили, что вас вдохновляет все: от хип-хопа и панка до фанка и соула.

3Д: Это непрерывный процесс.

Джо Уайли: Вам не надоедают ваши домашние фонотеки?

Машрум: Нет. Мы c Джи — диджеи, так что мы каждую неделю покупаем свежую музыку, все самые последние андерграундные записи.

Джо Уайли: Что вам нравится и чем вы восхищаетесь?

Машрум: Этого так много, так много того, что мы покупаем и слушаем.

3Д: Мы не обязательно это приносим в студию. Многое из того, что мы слушаем, вообще не имеет к этому никакого отношения...

Джо Уайли: Расскажите о композиции «Inertia Creeps». Насколько это личное произведение?

3Д: Они все личные.

Джо Уайли: Вы пишете тексты песен для себя или для того, чтобы их оценили другие?

3Д: Я думаю, что мы делаем все для себя.

Джо Уайли: При записи этого альбома вы совсем не работали с Нелли Хупером. Вам не хватало его?

3Д: Мне кажется, что нам, наверное, не хватало его в плане... Иногда, когда начинаешь делать альбом, страдаешь от неуверенности в себе из-за того, что мы не знаем, что собираемся делать дальше. У нас никогда не было какого-то набора правил, которым мы подчиняемся, так что, когда мы начинаем делать проект, для нас он является загадкой. А Нелли нам на самом деле помог в работе над «Protection», он объединил нас в том смысле, что был как судья. Никто другой не смог бы помочь нам осуществить наши идеи, когда ухудшались наши отношения или мы противоречили друг другу в чем-то, потому что «Blue Lines» для меня очень сильно отличается от «Protection» и Нелли нам был нужен. Мне кажется, что это был хороший проект, но сейчас мы снова пришли к мысли, что это все только для нас самих и никто больше не должен быть вовлечен в проект. Но затем участие Нила Дэвиджа, который начинал нашим звукорежиссером, а затем стал нашим сопродюсером, стало необходимым для проекта, чтобы помочь нам как личностям сделать его.

Джо Уайли: Обычно на ваших альбомах такие длинные списки людей, которые помогали вам их записывать или просто имели отношение к ним. Много ли людей указано на этот раз?

3Д: Зачастую мы заходим слишком далеко и благодарим всех — за собаку и так далее. Но, по-моему, это хорошо. Я иногда встречаю альбомы, где музыканты благодарят лишь тех, кого они чуть ли не в соответствии с договором должны благодарить. По-моему, это действительно несправедливо. Ведь за каждым выходящим проектом, за каждой новой записью стоит столько людей, а некоторые постоянно хотят создать впечатление, что это работа гения и что именно они все делают в студии. Но, на мой взгляд, это неправильно. Мне кажется, что нужно упоминать всех людей, когда они помогли тебе что-то сделать, даже если это просто друг, который помог в трудную минуту.

Джо Уайли: Джи, тебе нравится альбом «Mezzanine»?

Дэдди Джи: Нравится ли он мне? Я его чертовски люблю, приятель.

Джо Уайли: Роберт, в одном интервью я прочитал, что когда ты вспоминаешь о 1989-1990 годах, то думаешь о солнце и счастье. Получается, что сейчас мрачные дни?

3Д: Может быть...

Дэдди Джи: Не обязательно мрачные дни, но мне кажется, что все изменилось. Для нас то время, когда мы только начали, было счастливым. Мы были достаточно невинны и наивны в отношении того, как управляются звукозаписывающие компании, делаются записи, и вообще над всем смеялись, но со временем ты стареешь и так далее. Начинаешь понимать, что во все это вовлечено гораздо больше эмоций...

3Д: ...Гораздо больше стрессов, берешь на себя гораздо больше, как мне кажется.

Джо Уайли: Получаете ли вы до сих пор наслаждение от того, что вы в Massive Attack?

3Д: Да, конечно... Я посвящаю группе все, что я делаю. Я думаю о ней утром, днем и ночью — в смысле идей. Но вместе с тем я понимаю, что стрессы и давление, которое приходится из-за этого испытывать, порой превосходит то, что ты получаешь от этого в эмоциональном плане. Прекрасно создавать что-то, быть продуктивным, ездить в турне и смеяться. Но иногда появляется ощущение, что от этого страдает твоя жизнь, ты идешь не в ту сторону. Нужно попытаться обрести баланс, а это в наши дни тяжело. С возрастом начинаешь думать, что, может, знаешь, начинаешь терять «заземление», тогда как в молодости все было нипочем. А теперь все уже не так, как тогда. И поэтому ты постоянно балансируешь между реальностью и иллюзией нахождения в группе, а творческое давление на тебя, которое ты создаешь сам, находится как раз посередине.

Джо Уайли: Чем вам в конце концов приходится жертвовать?

Дэдди Джи: Я не знаю. Есть и личные трудности, связанные с тем, что ты в группе. Знаешь, турне и вся остальная чушь. Становится тяжело иметь личную жизнь. Когда возвращаешься в Бристоль после того, как объездил полмира и так далее, пытаешься показать людям какие-то безделушки, говоришь: «Посмотрите, где я был!», а они: «И?..» Временами трудно общаться с людьми на этом уровне. У многих моих друзей уже дети начинают появляться и так далее. Нам кажется, что мы достаточно быстро вернулись, а ребенку моего лучшего друга уже девять. Понимаешь?

Джо Уайли: Видите ли вы себя в какой-либо момент в будущем на их месте?

Дэдди Джи: Нет. Мне кажется, что мы никогда не представляли себя в нормальном положении. Потому что, как говорил 3Д, это страна мечтаний для многих людей, которые играют в группах. За мной постоянно присматривают мои менеджеры, которые каждый день говорят, что делать, и так далее. Иногда трудно быть естественным.

Джо Уайли: Но не скучаете ли вы по удобству дома и таким обыденным вещам, как походы в супермаркет?

Дэдди Джи: Ну, я только что переехал в новый дом и там еще толком не был. Так что в этом отношении да. Но, знаешь, это лучше, чем сидеть в нем сиднем.

3Д: Мы в то же время понимаем, насколько нам повезло, хоть есть и опасность того, что можно уйти от всего каждый раз, когда попадаешь в трудное положение... Каждый раз, когда чувствуешь, что должен дать кому-то обязательство... можно просто уехать в турне... но затем нужно вернуться домой.

Джо Уайли: Вам кто-нибудь в лицо говорил: «У меня складывается впечатление, что это цитата»?

3Д: Я цитировал себя: «Затем нужно вернуться домой». В этом вся суть. Мы все знаем, что мы должны получать удовольствие от этого, пока это есть. Мы не будем в группе вечно, мы не будем делать это вечно. Это тоже достаточно пугающая мысль. Знаешь, когда-нибудь ты состаришься, и придется с этим столкнуться. И обо всем этом иногда даже мечтаешь.

Джо Уайли: Машрум, тебе нравится этот альбом?

Машрум: Да, снова получилось что-то другое. Мне это нравится, потому что это еще один шаг в сторону. Знаешь, все движется вперед, но я это вижу, как шаги в сторону.

Джо Уайли: Чем на этом альбоме ты гордишься больше всего и что тебе больше понравилось?

Машрум: Мне нравятся такие композиции, как «Angel».

Джо Уайли: Что тебе в ней нравится?

Машрум: Ее простота, потому что мне всегда нравились ранние альбомы, элементы которых в ней слышны. Так что «Angel» переносит меня в прошлое, к таким вещам, как «Protection» и «Blue Lines».

Джо Уайли: 3Д, какая у тебя любимая композиция на альбоме?

3Д: Каждый день новая. Понимаешь... я не знаю, какая моя любимая.

Джо Уайли: Хорошо, какая тебе очень не нравится?

3Д: Не знаю, не нахожу такой.

Джо Уайли: А тебе, Джи?

Дэдди Джи: Мне нравится «Risingson» в плане того, как мы подошли к вокалу. На ней мы сделали все наоборот. Припев вообще, каким он получился. Это достаточно нетрадиционный подход к рэповому треку.

Джо Уайли: После того, как через шесть лет после первого предложения вы поработали с Лиз Фрэйзер, с кем вы еще хотите поработать?

Дэдди Джи: Остался только один человек, с которым мы до этого пытались работать, — это Эрон Нивилл. Эта затея в свое время провалилась, но если бы появилась возможность с ним поработать, мы бы использовали ее.

Джо Уайли: Есть ли живой или уже умерший человек, с кем бы вам захотелось поработать?

Дэдди Джи: Мик Джаггер, наверное.

3Д: Минни Риппертон.

Джо Уайли: В этом и проявляются ваши различия?

Дэдди Джи: Да, совершенно точно.

3Д: Да.

Джо Уайли: Расскажите, что там было с Мадонной. Сколько времени вам понадобилось, чтобы встретить ее, когда вы были в Штатах?

3Д: Мы не встретились с ней в Лос-Анджелесе. Я и Джи благополучно избегали встречи с ней в течение трех дней. Мы были заняты, потому что путешествовали, тащились на самолете, чемпионат мира... Расстроились, что «пролетели», и не могли признать этого, нам это было не нужно. В то время мы были просто «всфутболенные», и в этом было все дело. Но когда дела с проектом пошли по-другому...

Джо Уайли: Но она вас преследовала...

3Д: Я бы так не сказал!

Дэдди Джи: Несколько смущает с высунутым языком пытаться встретиться с кем-то... «Привет, мы из Бристоля... мы хотим записать твой следующий альбом».

Джо Уайли: Так вы в конце концов встретились с ней?

3Д: Я поехал в Нью-Йорк с Нелли. Мы два дня там сидели, чтобы поработать над песней «I Want You», и встретили ее.

Джо Уайли: Каково с ней работать?

3Д: Она хороша. Я так говорю всем, кто скептически относится к ней. Дело в том, что она спела это действительно хорошо, у нее на самом деле хороший голос. Она знала песню, та ей нравилась, и это прошло через всю песню. Нельзя было так исполнить эту песню без страсти, потому что инструментальная часть была на втором плане и голос играл главную роль. Здесь исполнение значило больше, чем все содержание. Это была песня Мэрвина Гэя, так что ее нужно было исполнить с чувством, которое пронизало всю песню, что было очень важно. И это удивило многих, даже в некоторой степени нас, знаешь, сначала.

Джо Уайли: Так что вы уважаете ее.

3Д: Да.

Дэдди Джи: Да.


 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афиша и события:

Музыка для танца

News image

  Синтипоп – подстиль электронной музыки. Несмотря на то, что множество современной популярной музыки создается благодаря синтеза...

Новая музыка: стиль хардкор

News image

Хардкор – это новый жанр в электронной музыке. Он появился в 90-х годах. Тогда у музыкантов появилась идея экспериментировать в ...

Zappa Plays Zappa

News image

12 июня 2009 года в БКЗ «Октябрьский» впервые в России прозвучит гениальная музыка культового американского музыканта, композито...

Танцевальная музыка: эмбиент

News image

Эмбиент – разновидность, жанр электронной музыки. Основывается на разных модуляциях звукового тембра. Часто эмбиент характеризуе...

Песни танцевальные: стиль транс

News image

Существует еще один стиль электронной танцевальной музыки. Это транс. Он появился и начал развиваться с бешеной скоростью в 90-е...

Gotan Project

News image

Gotan Project — это красота аргентинского танго, помноженная на современный звук и новые технологии. Французы подошли к созданию...

Сериал Скользящие сезон 4 онлайн

Chillout альбомы:

News image

Al Tourettes & Appleblim – Lipsmacker EP

Чем еще заняться владельцу успешного лейбла, который за последний год нагреб денег огромной совковой лопатой и теперь решил поэк...

News image

Four Tet / Mala – Nothing To See / Don’t Le Me Go

Лейбл Soul Jazz решил тихонечко всех потроллить, активно используя слово FUTURE™ для своих нынешних и будущих релизов. В сентябр...

Релизы альбомов: