Анонс интервью:

Интервью Martin Iveson

News image

Martin Iveson — создатель проекта Atjazz. Недавно он завершил работу над новым альбомом Labfunk, который явл...

Black and Brown. Интервью

News image

Kalporz: — Расскажите, как всё начиналось... Andrea Raffini: Мы встретились в Болонье (Италия) в винном п...

Топ-альбомы:

Night and Day Dubstep

News image

Буквально каждый день на мир сваливается мусорное ведро из релизов. Порой, вдруг, повезет, и кто-то бросит в...

Clubroot – II – MMX

News image

За освоением неизвестных, бессметных, таинственных далей, путешествие приобретает и открывает познание новог...

Авторизация



Главная Интервью с исполнителями Алексей Попов: хочу ощущать себя саксофонистом на все 100%


Алексей Попов: хочу ощущать себя саксофонистом на все 100%
Исполнители - Интервью

алексей попов: хочу ощущать себя саксофонистом на все 100%

В январе в Санкт-Петербурге произошли два события, имеющие отношение к одному человеку. Первое — презентация диска Alexey Popov and Four & More, второе — семилетие группы Doo-Bop Sound. Имя лидера и одного, и другого коллектива — Алексей Попов (саксофон).

Алексей Попов родился и вырос в Санкт-Петербурге, с детства был вовлечён в джаз, сам стал саксофонистом. Как всякий петербургский джазовый саксофонист, воспитывался у Геннадия Львовича Гольштейна, однако, в его оркестре Саксофоны Санкт-Петербурга почти не играл. Хотел создать что-то своё.

Появилась группа Doo-Bop Sound. Музыка, которую играла группа, была современной и не была простой. Тем не менее, публике она нравилась. Ей нравились эти молодые, борзые ребята, нравился их фанк, их acid, нравилось их про-дэйвисовское звучание трубы, нравились Мажоров (Борис Мажоров — бас-гитара), Попов, Дегусаров (Алексей Дегусаров — гитара), Никонов (Алексей Никонов — клавишные). Публика подсаживалась и подсаживала друзей. На Doo-Bop Sound, как на местную достопримечательность, стали приводить туристов, гостей города. Вскоре Doo-Bop Sound стали ездить по стране, за её пределы и расширять ряды своих поклонников, вызывая в них завистливое чувство по отношению к петербуржцам.

О том, что у Алексея Попова появился Four & More — коллектив, с которым он играет мэйнстрим — я знала. Послушать мне его как-то не удавалось, да я, впрочем, и не особенно стремилась. Должно быть, полагала, что Four and More — это компромисс в условиях Санкт-Петербурга.

18 января в джаз-клубе JFC состоялась презентация диска Alexey Popov and Four & More . На нём — выступление группы, записанное год назад в этом же клубе. Костяк группы, то есть Four...: Алексей Попов (саксофон), Алексей Никонов (клавишные), Владимир Кольцов-Крутов (контрабас), Гарий Багдасарьян (ударные) и специально приглашённые гости, то есть ...& More : Иван Васильев (труба), Алексей Дегусаров (гитара) — исполняли джазовые стандарты. И первая нестандартность — программа, которая была выстроена так: по композиции из каждого десятилетия. Подряд звучали тема Хораса Силвера Sister Sadie и композиция Алексея Попова November, 19 . Везде, как это выяснилось позже, лидер коллектива призывал музыкантов придерживаться определённой стилистики.

Другая нестандартность — инструменты. Возьмем, к примеру, тему Candy 20-х — 30-х годов. Инструментальный состав: барабаны, контрабас, гитара, труба, тенор-саксофон (!), страйд-пиано и клавишные (!). Полистилистика.

Третья нестандартность окрашена индивидуальностью каждого музыканта и тем временем, в котором они живут. Неожиданным получился эффект от сочетания трубы Ивана Васильева и тенор-саксофона Алексея Попова: прояснённость и сумрачность, мажор и минор, блюз! Бесконечно бережным был аккомпанемент гитариста Алексея Дегусарова, галантно-игривыми — туше и акценты клавишника Алексея Никонова, тёплым — контрабас Владимира Кольцова-Крутова и отзывчивыми — барабаны Гария Багдасарьяна. Так-то, изящной эклектикой оказался Four & More, а не компромиссом.

25 января выступлением в Филармонии джазовой музыки отмечала своё семилетие группа Doo-Bop Sound: Алексей Попов (саксофон, клавишные, кларнет), Игорь Шилов (труба), Алексей Никонов (клавишные), Владимир Кольцов-Крутов (бас), Николай Миронов (ударные).

Семь лет группа играет музыку, которую называют то фанк, то acid jazz, то nu jazz, и семь лет эта музыка чем-то да цепляет. Чем? Звучанием, спутанным из разного рода металлов — железа, меди, стали, мельхиора, алюминия? Прогрессирующе жёсткой подачей, мощной энергетикой? А может, интуитивно нащупываемой злободневностью?

На восьмом году жизни в коллективе произошли некоторые изменения: лидер обзавёлся клавишно-электронными примочками, кларнетом (!) — единственным неметаллическим тембром в ансамбле; между саксофоном и гитарой участились инструментальные перетирки ; барабанщик вконец растарзанился, появился новый басист. Настало время поговорить с ответственным за всё это безобразие Алексеем Поповым — музыкантом, которому, как мне кажется, удаётся услышать современность, а затем воплотить её в звучание своих ансамблей.

— Лёша, давай начнем с Four and More. Когда образовалась группа?

— Группа Four and More образовалась где-то в начале 2002 года. Причем подвижку этому дал сам маэстро Голощёкин. Мы играли джазовые стандарты в трио — я, контрабасист Владимир Кольцов-Крутов, клавишник Алексей Никонов. Давид Семёнович Голощёкин услышал нас в Мухе-Цокотухе и сказал: О, Лёша, я знаю, ты фанк играешь, а тут стандарты. Давай, я поставлю вас в Филармонию? . Я позвонил барабанщику Гарию Багдасарьяну, спросил, не хотел бы он участвовать в этом проекте, он ответил: Да . Вот так у меня и возникла идея создать группу Four and More. Я думаю, что мне скучно было бы заниматься только одним проектом, хотя с Four & More я не ставил перед собой никаких задач. Были рядом отличные партнёры, с которыми приятно были играть, меня это устраивало, раз в два месяца мы играли в JFC, каждый месяц — в Филармонии джазовой музыки, принимали участие в фестивалях. И как-то само собой получилось так, что Four & More стал не просто джемовым проектом, а ещё одним ансамблем, который я курирую.

— Doo-Bop Sound у тебя появился практически сразу после окончания музыкального училища?

— Нет, не сразу. Училище я закончил в 1993 г., а Doo-Bop Sound образовался в 1997-ом. До этого я играл в разных группах, пробовал себя в разной музыке. А когда играл панк-рок с групой НОМ, с которой в качестве клавишника объездил пол-Европы, я многое для себя приоткрыл — то, как люди работают, как работают западные менеджеры, как они устраивают туры. Всё это стало для меня хорошей школой и дало мысли на будущее.

Идея группы Doo-Bop Sound вынашивалась господином Шиловым (Игорь Шилов — труба) и Лёшей Никоновым. И название это — Doo-Bop Sound — придумали тоже они. На первых порах группа играла Майлса Дэйвиса, авторских композиций было мало. Месяца через два, три они пригласили меня, просто как саксофониста. На тот момент у меня не было ничего постоянного, потому я был счастлив, когда получил это приглашение.

В какой-то момент группа начала разваливаться, и тогда я взял руководство в свои руки. Я спросил: Будете этим заниматься? — Нет. — Тогда я этим буду заниматься , — сказал и стал менеджером группы.

Состав тогда часто менялся, был нестабильным. Но спустя год, после того, как мы сделали пробные записи, к Doo-Bop Sound стали подтягиваться постоянные члены ансамбля. Вот тут-то и пошли композиторские идеи. А перелопачиванием стандартов в фанковую стилистику я занимался и раньше.

Сегодня большую часть нашей программы составляют авторские вещи — мои и Алексея Никонова. Мы играем и джазовые стандарты — не знаю, почему не играем Дэвиса, но сейчас работаем над композициями Телониуса Монка. Это хороший пласт. К тому же у Монка скоро будет юбилей.

— Музыка Doo-Bop Sound не была простой, но вы её упорно играли. Почему?

— Тогда порыв такой был. И мы видели, что всё это небесполезно — люди приходили, слушали. Мы видели, что им это нужно. И, хотя перспектив поначалу никаких не было, что-то всё же нас вдохновляло.

— А что вдохновляло?

— Что вдохновляло? Хотелось музыку играть такую — а-ля Майлс Дэйвис. И тот закос под Дэйвиса у нас, а точнее — у Гоши (трубача Игоря Шилова — авт.), получался стилистически очень тонким. Это, видимо, цепляло нас, цепляло слушателей и отличало нас от других коллективов.

Спустя три года случилось чудо... а может, и не чудо. Мы поехали на фестиваль в Мурманск, а там нас заметил норвежский менеджер, стали закручиваться международные контакты, что, естественно, дало нам ещё больше вдохновения. Потом нам стал помогать Владимир Борисович Фейертаг, когда увидел, что мы пользуемся успехом у публики.

— А первые три года вы случайно, получается, вместе оставались?

— Да, что мы не распались — случайность. Но теперь мы уже много лет вместе. В группе собраны сильнейшие партнёры, каждый из которых — отличный аккомпаниатор и превосходный солист. Мы знаем друг друга, чувствуем. Doo-Bop Sound сегодня имеет душевное единение. С этими же партнёрами я стараюсь играть и в других коллективах — и в Lera Gehner Band, и в Four and More.

— Ты верен тенор-саксофону. Почему именно тенору?

— А... не знаю. Я учился на альте, первые три года в музыкальном училище тоже на альте занимался, затем ушёл в армию, там попробовал играть на теноре. Тенор мне больше понравился. Может, потому, что моими кумирами были альт-саксофонист Кенни Гарретт и тенор-саксофонисты Майкл Бреккер и Боб Берг? Но скорее — потому, что тенор-саксофон тембрально совсем другой инструмент. В общем, я решил купить себе тенор и с ним уже заканчивал музыкальное училище.

— В последнее время в Doo-Bop Sound стал появляться кларнет.

— Кларнет тоже имеет неповторимый тембр. Я просто слышу его в некоторых местах нашей программы. А вообще-то я музыкальную школу закончил по классу кларнета. Два раза не поступил с ним в музыкальное училище на классику. Однако всё равно его люблю, кларнет — классный инструмент. Он очень долго лежал у меня, пылился, я не занимался на нём лет десять. Сейчас инструменту требуется ремонт. И, если привести всё в порядок, то можно будет использовать его в Doo-Bop Sound для воплощения каких-то идей.

— Почему в Doo-Bop Sound, а не в Four and More?

— Хорошо было бы использовать кларнет в Four and More, но тут встаёт вопрос техники. Сегодня я не могу играть на кларнете так же хорошо, как на саксофоне. И, если в Doo-Bop Sound я свои технические погрешности могу завуалировать, используя кларнет в качестве краски, то в Four and More я вынужден буду показать себя во всей красе.

— А где ты больше проявляешь себя как музыкант, в фанке или в свинге?

— Хороший вопрос. Я хотел бы и там, и там выражаться адекватно. В свинге меньше зажатости в стилистических рамках, свинг — музыка больше свободная. Знаешь, иногда так хочется поиграть классический джаз, правда, хочется. Хочется и самому покайфовать, и до слушателя донести музыку разных времён. А если не кайфовать, играть без вдохновения, то и публика это почувствует, почувствует, что её обманывают.

Играть без вдохновения — это то же самое, что играть в нетрезвом состоянии — и неважно, находится человек под наркотиком или под алкоголем. Это всё равно обман и слушателя, и себя, не говоря о том, что происходят упущения в технике. Еще это обламывает партнёров, которые чувствуют, что в механизме что-то не то, двигатель не работает, система не в порядке. И, вместо того, чтобы кайфовать, я буду играть и постоянно отвлекаться на эту неполадку. Вот почему важно играть с надёжными и трезвыми партнёрами.

— Лёша, а откуда у тебя такая страсть к самовыражению?

— Не знаю, наверное, пытаюсь найти своё Я в этом мире.

— А кем ты больше себя ощущаешь — композитором, аранжировщиком или саксофонистом?

— Я хочу ощущать себя саксофонистом на все 100%.


 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Афиша и события:

Песни танцевальные: стиль транс

News image

Существует еще один стиль электронной танцевальной музыки. Это транс. Он появился и начал развиваться с бешеной скоростью в 90-е...

Стили клубной музыки

News image

  Клубная музыка – новое направление, которое появилось недавно. Основное определение или отличие клубной музыки в том, что она с...

Музыкальные новинки

News image

House - стиль в электронной музыке, точнее, хаус – это отдельное движение и стиль в электронной музыке. Создали его танцевальные...

Paco de Lucia

News image

12 марта в 19.00 в БКЗ «Октябрьский» состоится долгожданный концерт легенды мирового музыкального олимпа, реформатора nuevo flam...

Шаин Новрасли и проект «Вечный путь»

News image

Шаина Новрасли называют восходящей звездой мирового джаза... За короткое время Шаин сумел настолько глубоко постигнуть суть джаз...

III Фестиваль Lady in Jazz

News image

J. T. Fresh J. T

Можно ли vulkan казино на свой гаджет игровые виртуальные площадки это самая настоящая находка . Обзор казино слотокэш . продать по правилам пневматическое оружие

Chillout альбомы:

News image

Al Tourettes & Appleblim – Lipsmacker EP

Чем еще заняться владельцу успешного лейбла, который за последний год нагреб денег огромной совковой лопатой и теперь решил поэк...

News image

Four Tet / Mala – Nothing To See / Don’t Le Me Go

Лейбл Soul Jazz решил тихонечко всех потроллить, активно используя слово FUTURE™ для своих нынешних и будущих релизов. В сентябр...

Релизы альбомов: